Наталия Сухинина: «Всех скорбящих Радосте»

Мне сказали: «Как войдёшь в храм, сразу вперёд и чуть правее». Увидела – удивилась. Думала, она большая, в массивном киоте, дорогой оклад. Оказалась – маленькая. Приложилась к ней и уже далеко на улице вспомнила о грошиках, о которых так много наслышана. Там, на иконе, одиннадцать монеток, чудесным образом прилипших к иконе. Не заметила, не обратила внимания, экая досада... Через день пришла вновь.

Всех Скорбящих РадостеПришла в урочный час, перед иконой «Всех скорбящих Радосте» (с грошиками) читался акафист. Встала в стороночке у окна справа, чтобы лучше видеть чудотворную икону, великую святыню великого Петербурга. Теперь-то и монетки не проглядела, как проглядишь – вот они, будто кто щедрой пригоршней бросил: маленькими кружочками по всей иконе. Одна, две, шесть... одиннадцать.

Богоматерь на иконе изображена во весь рост. Одна, без Божественного Младенца. Руки распростёрты, лик склонён в левую сторону. Над ликом – золотистый нимб. Спокойное сочетание тёмно-красного и тёмно-синего. Верхняя одежда тёмно-синяя, нижняя – тёмно-красная. Над Богоматерью в облаках Спаситель. Правой рукой благословляет, в левой держит Евангелие. Над главой Пресвятой Богородицы два свитка. На правом надпись «Нагим одеяние», на левом – «Больным исцеление». Справа ангел прикрывает одеждами трёх обнажённых женщин. Под ними другой ангел, будто говорит что-то стоящим на коленях мужам. Третий ангел под левым свитком, двум мужам и женщине он указывает на Владычицу. Внизу, у ног Богоматери, ангел четвёртый указует на Неё двум стоящим на коленях мужам. Богоматерь стоит на небольшом круглом коврике, над ней изображены зеленеющие ветви. Удивительным покоем веет от иконы. Несмотря на сложность композиции, она проста, детали не заслоняют главное – чудный лик Пречистой, Её склонённую в печали голову.

Говорят, как мало человеку надо. Разве? Как много человеку надо! Всё надо, всего хочется, планка потребностей неумолимо ползёт вверх, а мы с разбега берём одну высоту за другой. Нагим – одеяние, больным – исцеление... Голодным – пищу, жаждущим – воду, бездомным – кров, безлошадным – транспорт, садовникам – погоду, одиноким – встречу. Интересно, какой он, человек, ничего не желающий? Какое у него выражение лица, какая походка?

Стою у иконы, и мысли роятся в голове, сменяя одна другую. «Явилась нам пречистая икона Твоя, Владычице, на освящение наше и утешение...» Слова акафиста просты и ложатся на сердце сразу. Сколько раз читался акафист перед иконой? Сколько людей повторяли эти слова, сколько скорбящих ощутили радость?

До революции икона находилась в часовне на Стекольном заводе. Знойным летом 1888 года над Санкт-Петербургом разразилась страшная гроза. Молния ударила в ту часовню. Начался пожар. Стали выносить церковную утварь: подсвечники, лампады, иконы, – бросать всё на траву. Бросили и икону «Всех скорбящих Радосте». А когда поутихла суета, разобрали вынесенное, увидели: потемневший от времени и копоти лик Богоматери просветлел, икона чудесным образом обновилась. Пока охали да ахали, разглядели ещё одно чудо: из разбитой молнией кружки для пожертвований прилепилось к иконе одиннадцать грошиков – мелких медных монеток. Кажется, дунь и упадут, на самом же деле прилепились очень прочно. Так прочно, что и по сей день там. О чуде быстро пошла молва. Икону и до грошиков почитали, любили в Санкт-Петербурге, а уж теперь, после явления чуда, тем более.

Не замедлило сказаться первое исцеление. Несколько лет лежавший в полном расслаблении крестьянин, привезённый на Стекольный завод родными, отслужив молебен, окропившись святой водой, приложившись к иконе, сам, пешком, без посторонней помощи, возвратился домой. И пошли скорбящие вымаливать себе радость. Да мала часовенка, не повернуться в ней. Сделали рядом тесовый навес, вставали под навесом, потом и навес не спас, стояли прямо под открытым небом, на коленях, на голой земле. В марте 1893 года часовню посетил император Александр III с императрицей Марией Феодоровной и детьми. Приложились к иконе, преклонили колена, слушая слова акафиста «...на освящение наше и утешение...» Потом перед иконой был исцелён мальчик Коля Грачёв. Тяжелейшая форма эпилепсии, припадки случались по нескольку раз на дню, и родные желали уже только одного – смерти мальчика как избавления от мучений. Но Коле было видение Божией Матери, Которая повелела ему ехать в часовню «где упали монеты». Был назван и день исцеления – 6 декабря. Именно тогда, не раньше, не позже. А 6 декабря -День ангела больного мальчика. Он просил отвезти его к Стекольному заводу, хотя никто не верил в его выздоровление. Мальчик настоял. И вот его, недвижимого, везут, прикладывают к чудотворному образу «с грошиками». Вдруг он поднимает до той поры висевшую плетью руку, чтобы перекреститься, и встаёт на собственные ноги. Обо всех чудесах не рассказать, одно дивнее другого. Добрая слава собирала вокруг часовни сотни людей. Был исцелён перед иконой совершенно спившийся, опустившийся человек, страдавшая падучей девушка, парализованный купец.

Маленькие кружочки на иконе – грошики из старой жертвенной кружки. Не знаю, почему, но эти махонькие медяшки напомнили мне евангельскую притчу о лепте вдовицы, положившей в жертвенник последнее. Не вразумление ли это нам? «Мне не надо изумрудов на оклады и жемчугов. Мне требуется ваше сердце. Если чисто оно, то и монетка-полушка будет вам во спасение».

Долго после революции икона «Всех скорбящих Радосте» (с грошиками) путешествовала по Петербургу. И, наконец, обрела пристанище в замечательном храме Свято-Троицкой церкви, что на проспекте Обуховской обороны. Там она находится ныне. Там-то и увидела я её впервые.

После акафиста вижу, как молодая женщина прикладывается к иконе. На руках у неё малыш, крутит головой, смеётся. Женщина всё норовит, чтобы и малыш приложился, но он выворачивается, ещё ничего не зная о благочестивом поведении в храме. Женщина легко склоняет головку малыша к иконе. Она очень красивая, как бывают красивы женщины, дождавшиеся желанного материнства. Что-то связано у неё с иконой, что-то связано...

– Угадали. Деток Господь не давал. Муж уже бросить хотел, мы ведь семнадцать лет без детей жили. Услышала я про скорбященскую икону. Ходила, как на работу, молилась, просила. И вот оно, наше солнышко, будущий прихожанин этого храма. Мы с мужем сюда ходим, и ему сюда. Куда же ещё?

Вот так, без особых восторгов, буднично – о чуде. Есть и ещё один прихожанин – Андрей. Фамилию не назвал. Так пил, что уже белая горячка подступала. Да вовремя взмолился перед «Всех скорбящих Радосте». Последний маленький грошик из отчаявшейся души. Не замедлила Божия Матерь. Как можно медлить, если человек в отчаянии? И вот стоит перед иконой мужчина. На первый взгляд обыкновенный: тёмные брюки, свежая рубашечка, бородка небольшая, окладистая. Теперь непьющий.

Здесь, в храме, работает и Мария Евдокимовна, тоже исцелившаяся по своим молитвам перед чудотворной иконой. Сердце отказывало, болячки одна страшнее другой. Врачи уже рукой махнули – два месяца, больше не протянет. А она, устав от процедур, диет, диких болей и беспросветной тоски, пришла в храм и встала перед иконой: «Помоги, Пречистая, знаю: всё в Твоей воле».

Когда через полгода её встретил на улице врач, он не поверил, что перед ним Мария Евдокимовна. Остановился и смотрит в упор.

– Да я это, я...

Мария Евдокимовна в храме с тех пор незаменимый человек. Правая рука настоятеля. А уж работает во славу Божию - залюбуешься, и это со второй группой инвалидности. Силы в молитве черпает и знает: ей теперь от иконы никуда. Она на послушании у самой Пресвятой Богородицы, у иконы Её «с грошиками».

А совсем недавно ещё чудо. Одна моя знакомая затеяла обмен квартиры. Дело это хлопотное, суетное. Среди бесконечных звонков ничего путного не предлагалось, и вдруг – прекрасный выгодный вариант. Знакомая с мужем с радостью за него ухватилась, только вот другая сторона подумала-подумала и отказалась от обмена. Знакомая очень расстроилась, две недели была в унынии, а потом собралась и – в Свято-Троицкий храм к иконе «Всех скорбящих Радосте». Затеплила свечечку перед иконой, стоит и просит. Радости просит своему скорбящему сердцу. Постояла и – домой. Только в квартиру вошла – звонок:

– Два месяца назад мы вам предлагали обмен. Вы не передумали?

Зовут знакомую Валентина Николаевна Ефремова. Живёт она в Санкт-Петербурге в прекрасной, после выгодного обмена, квартире. И уверена: её скорбь услышала «Всех скорбящих Радосте». Говорят, особенно помогает икона от пьянства и при онкологических заболеваниях. Как когда-то в часовню у Стекольного завода, так и теперь в Свято-Троицкую церковь много приходит к ней страждущих. В Петербурге любят этот храм, любят свою святыню – чудотворную икону. Вот и я сподобилась приложиться к ней, небольшой скромной иконе, исполненной больших, даже великих чудес. Наверное, не на каждую скорбь откликнется Пречистая Дева. Мы в нашей земной жизни так приспособились городить огороды из пустяковых проблем. Нам-то болит, потому что наше, а не потому, что существенно. Только Пречистая Дева зрит в самое сердце, и от взора Её лукавством не отгородиться. Может, потому и отделяет Она зёрна от плевел, пустячное от важного. Важное видит, пустячного не замечает.

Как бы там ни было, есть в великом граде Петербурге чудная икона. «Нагим одеяние, больным исцеление...» – начертано на двух свитках справа и слева от лика Богородицы. Она обещает нам помощь, прося взамен самую малость – маленький грошик нашей веры. Верьте, когда просите. Верьте, когда молитесь, когда читаете акафист, когда касаетесь губами образа. И скорбь наша окажется недолговечной. И уныние наше посрамится. И радость сердечная взыграет пасхальным светом, и сердце дрогнет в предчувствии чего-то очень важного, того, чего не было доселе, но без чего теперь уже никак нельзя.

Храм св. мчч. и страстотерпцев Бориса и Глеба