Илиас Вулгаракис: Истории из жизни святителя Иоанна Златоуста

Святой Иоанн Златоуст – это, пожалуй, единственный отец Церкви, о котором было написано несколько биографий как современниками, так и потомками. Порой в этих текстах мы встречаем совершенно новые и довольно впечатляющие подробности. Насколько достоверными являются эти сведения, предстоит выяснить научным и историческим исследованиям, и, вероятней всего, правдивость большинства из них не подтвердится, но, тем не менее, создается впечатление, что они были добавлены биографом, чтобы послужить некой благой цели. Приписывая своему персонажу то или иное поведение, автор косвенно поучает тех, кто чтит этого святого, призывая их подражать жизни святого и вести себя подобно ему...


Домохозяйка учит проповедовать Иоанна Златоуста

Однажды проповедуя и говоря народу о спасении души, он [Иоанн Златоуст] употреблял специальные богословские слова, дабы выразить некие сложные понятия. И в этот момент простая женщина из числа слушателей громким голосом сказала ему: “Отче, блаженны твои слова и смысл, который ты стремишься донести до нас. Блаженны и те, кто способны понять твои богоблагодатные поучения. Я оставила все свои домашние дела и бежала сюда, как жаждущая лань, чтобы напитаться твоими словами, льющимися, словно из обильного источника. И я ухожу, поскольку не смогла получить и капли воды, способной утолить мою душевную жажду, ведь я оставила свое хозяйство и потратила большую часть дня на бесполезные заботы”.

Услышав это, благочестивый отец изменил стиль своей проповеди и в дальнейшем мог найти нужное лекарство для каждой страждущей души.


Храмовый смотритель против Иоанна Златоуста

Это случилось в Антиохии, когда святой отец на одной из своих вечерних проповедей толковал Книгу Бытия. Народ, как обычно, был увлечен его речами. Порой проповеди длились дольше обычного. Так случилось и в тот день. Начало смеркаться. Что было делать храмовому смотрителю, как не зажечь светильники, чтобы слушатели могли видеть проповедника, а стенографисты записывать его слова? Сказано – сделано. Смотритель взял подсвечник, поставил в него свечу и стал зажигать один светильник за другим. И хотя он выполнял свою работу тщательно и осторожно, он привлек внимание слушателей. Казалось, что аудитория Златоуста или по крайней мере какая-то ее часть стала наблюдать за смотрителем и более не обращала пристального внимания на проповедника. Иоанн Златоуст заметил невнимание слушателей, вызванное действиями смотрителя. Он резко прервал свою речь и громким голосом сказал: “Пробудитесь, проявите интерес! Я для вашей же пользы объясняю Священное Писание, а вы более не обращаете на меня внимания и наблюдаете за смотрителем, зажигающим светильники. Какое безразличие! Вы оставили меня и смотрите на него. Но и я зажигаю огонь, огонь, исходящий от Писания, и в моей проповеди горит свеча учения. И свет этот важнее. С его помощью мы не зажигаем масляные фитили, как смотритель, но просвещаем наши души, плодоносящие в благочестии и духе знания.

Некогда и Павел проповедовал в горнице. Конечно, не подумайте, что я сравниваю себя с Павлом. Я говорю это не потому, что лишился рассудка, но с тем, чтобы вы поняли, какое внимание должно проявлять к слушанию проповеди. Итак, однажды Павел проповедовал в горнице. Стемнело, как и сейчас, зажглись светильники. Вдруг юноша Евтих выпал из окна (Деян. 20:9). Однако падение его нисколько не рассеяло внимание слушателей, и смерть его не заставила их подняться со своих мест. Настолько они были поглощены слушанием слова Божьего, что даже не заметили, как один из них упал. Вы же, хотя и не стали свидетелями чего-то необычного, кроме как человека, исполняющего свои повседневным обязанности, обернулись и наблюдаете за ним.

Можно ли найти оправдание вашему проступку? Тем не менее, друзья мои, не сочтите мое порицание напрасным и чрезмерным. Я упрекаю вас не с враждебностью, но с желанием вам помочь. Что надежнее: раны, нанесенные друзьями, или сознательные поцелуи врагов? Прошу вас, сосредоточьте свое внимание на мне, забудьте про светильники и обратитесь к свету Святого Писания”.

Действительно, примечателен тот факт, насколько видимое оказывается сильнее слушаемого, даже, несмотря на то, что, с одной стороны, проповедует Иоанн Златоуст, а с другой – выполняется обычное действие.

И, тем не менее, мы благодарим стенографов, которые не отвлеклись на действия храмового смотрителя и добросовестно зафиксировали все слова святого Иоанна, в том числе и то, чтобы было им сказано в отступлении. Мы благодарим их, ведь они донесли до нас это происшествие, помогающее нам иначе понять ту эпоху и ее людей.

«Πεμπτουσία»