Дмитрий Семеник: Мощи святого Иоанна Предтечи

Раздел: О главном

Когда за два дня до поездки в столицу Лигурии Геную наша переводчица Вера (венгерка, жившая в России), мимоходом заметила: "В Генуе попросите, чтобы вас сводили в собор Сан-Лоренцо, там находятся мощи Иоанна Крестителя", – я ощутил не только радость, но и досаду, что узнал об этом так поздно...

Мощи святого Иоанна ПредтечиСлабому сердцу легко ощутить тепло благодати людей – Серафима Вырицкого, Матронушки, – от которых остались фотографии, многочисленные живые свидетельства. А те праведники, о которых мы читаем в Евангелии, жили так далеко от нас во времени и пространстве и так близко к Спасителю, и о них свидетельствует настолько совершенное перо Святого Духа, что тяжело примерить их огненную веру к нашей жизни. Материальные святыни, оставшиеся от них, помогают нам приблизиться к тому времени, к Самому Христу.

Как понимаю теперь, моя неосведомленность отчасти была простительна. Италия так богата красотами архитектуры, живописи и скульптуры, а духовные запросы гостей из США и Германии так скромны, что о христианских реликвиях, хранящихся в этой стране, хозяевам вспоминать некогда и не для кого. Гиды часами, а книги тысячами страниц рассказывают об архитектуре и украшениях соборов, а о мощах святых, которые покоятся в них, забывают. Долго фотографировался я с голубями на знаменитой на весь мир площади Сан-Марко и, только покинув Венецию, осознал, что Сан-Марко – это собор, где покоятся останки апостола и евангелиста Марка...

Благодаря Богу, открывшему мне глаза через Веру, в Генуе я избежал такой ошибки. Хотя и тут грешник действовал грешным образом. Войдя в храм, прежде всего бросился фотографировать, лишь потом подошел к служительнице и вопросил: – Джиованни Баттиста! (так зовут Иоанна Крестителя итальянцы – прим. автора). Доброжелательная девушка отвела меня к левому приделу (по-итальянски – капелла) большого храма и с гордостью подтвердила: – Джиованни Баттиста!

В центре роскошной капеллы находился мраморный саркофаг с вырезанными по бокам евангельскими сценами. На нем стояли свечи, рядом трудился молодой уборщик. Я снова фотографировал и молился, в непривычном одиночестве.

Иоанна Крестителя считают покровителем города. Генуэзцы по-своему любят его, периодически устраивают крестные ходы с его мощами, детей часто называют его именем (в просторечии – Джобата). Но, видимо, у них не принято прикладываться к мощам и молиться возле них. Тело святого, который узнал о Благой Вести, будучи еще во чреве своей матери, который крестил самого Христа и о котором Христос сказал: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя (Мф. 11, 11), покоится в тишине, а католики молятся в центральной части храма, обратившись к алтарю. Некоторые из них молятся долго; одна темнокожая монахиня в сиреневом облачении стояла на коленях больше двух часов.

Сан-Лоренцо – это по-нашему святой Лаврентий, архидиакон. По происхождению испанец, он обращал римлян в христианство, за что был замучен в 258 году вместе с другими мучениками Римскими – Сикстом, Феликиссимом, Агапитом и Романом (празднуются Православной Церковью 23 августа). Собор святого Лаврентия возведен на том месте, где однажды он остановился во время своих миссионерских странствий. Главный храм Генуи строился и украшался с IX по XVI век. Мощи св. Иоанна Предтечи хранятся в нем с X века: крестоносцы отбили их у сарацинов в Антиохии. Они привезли лишь тело, голова святого осталась в Сирии.

Когда в храм приехала другая наша переводчица, выяснилось, что мощи святого Иоанна находятся не в мраморном саркофаге, а под храмом, в музее, который только что закрылся на обед. Пришлось и нам ехать обедать.

После обеда нас снова привозят в Сан-Лоренцо – увы, только на пятнадцать минут (такова программа). Наконец мы у цели. Хотел написать о том, как странно покупать билет, чтобы приблизиться к телу Человека, который отдал всю свою жизнь для спасения всех, был предтечей Спасителя всех людей, но вспомнил, что и у нас в Кремлевских соборах и Третьяковке христианские святыни "охраняются" билетерами.

Типичная музейная комната. У стены – стеклянная витрина с золотыми и серебряными предметами. В центре – ювелирной работы серебряный ковчег XV века в виде собора, барельефы по периметру которого повествуют о жизни и смерти святого Иоанна. Внутри ковчега – его мощи. Пять минут взволнованного фотографирования – и нас просят на выход. Мне лишь минуту удается остаться наедине со святыней.

Музейный гид знает только итальянский, а переводчица подзабыла русский. Поэтому только на выходе выясняется, что в музее хранится то самое блюдо, на котором дочери Иродиады подали истекающую кровью голову святого Предтечи. Снова спускаюсь вниз. Блюдо в витрине, рядом с ковчегом. Оно сделано из серого халцедона, золотое изображение головы святого добавлено в XIV или XV веке.

Наверху, в разговоре с гидом, новое открытие: в музее хранится Святой Грааль – чаша Тайной Вечери. Впрочем, относительно истории этой чаши "ученые до сих пор в сомнениях", в каталоге музея она названа просто "Священной Чашей". Сбегаю по ступенькам в третий раз. Это очень широкий и неглубокий сосуд в форме щита Давида из зеленого стекла, разбитый и склеенный. Он даже не похож на чашу – такой мелкий. Доподлинно известно, что его привезли в Геную после завоевания Кесарии в 1101 году. А на куски разбили наполеоновские мародеры: до тех пор все думали, что сосуд – из изумруда.

Представительница муниципалитета рассказала нам, как в XV веке на море много дней бушевал шторм и богатый купец не мог вывести из порта Генуи свои корабли; по его просьбе ковчег с мощами святого Иоанна Предтечи вынесли к морю – и море смирилось. На месте чуда установлена памятная плита.
 – А есть ли более современные чудеса? – спросил я.
– Чудеса закончились, – с грустью ответила дама. – Наверно, тогда еще, в XV веке.

Не успел я подумать, что у них в XV веке вера закончилась, а не чудеса, как мысль моя нашла подтверждение: я увидел большую бомбу, стоящую у правой стены, почти под копией "Тайной Вечери" Леонардо да Винчи. Оказалось, что из всех бомб, сброшенных англичанами в 1941 году на Геную, не взорвалась только эта: она упала на дом святых Лаврентия и Иоанна Крестителя...

За что мне такая встреча, подарок, которого я и принять-то достойно не сумел? Думаю, я нашел ответ на этот вопрос. Через две недели, в праздник Рождества святого Иоанна Предтечи, настоятель храма св. Георгия Победоносца иеромонах Авраамий пригласил нас, своих прихожан, на молебен в храм Рождества святого Иоанна Предтечи в Сокольниках. Этот храм только что передан Церкви. Мы удостоились участия в первой службе после восьмидесяти лет осквернения святых стен. Собственно, только стены и остались, все остальное предстоит воссоздавать, а прежде ломать и вывозить многие десятки тонн железа и бетона. Трудятся над этим пять человек. Им работы лет на десять. И решил я, что встреча в Генуе была приглашением, но, наверное, не только мне, а и некоторым из вас...

"Русский Дом"