Дмитрий Булычев: Чудеса святого благоверного царевича Димитрия Угличского

Раздел: О главном

Личные отношения с моим небесным покровителем долгое время складывались у меня весьма непросто. Впрочем, что там «непросто»? Их не было вообще! Почему? Ну посудите сами...

Когда в жизни случается разлад, многие стремятся обратиться к блаженной Ксении Петербургской, и это понятно – понесшая столько жизненных тягот, она поймёт, и обязательно поможет всякому, просящему у неё помощи. Когда на сердце царит скорбь о безвременно почившем родном человеке, интуитивно тянешься, к примеру, к святому праведному Алексию Московскому – ему ли, столь горевавшему о смерти супруги, не отыскать слов утешения для твоей страждущей души? Святители Николай Чудотворец и Спиридон Тримифунтский, святой великомученик и целитель Пантелеимон – список великих святых, скорых на помощь и заступление, можно продолжать и продолжать, а тут... О какой такой помощи взрослый мужик может просить восьмилетнего ребёнка, пусть даже и прославленного в лике святых?! Абсурд!


Царевич Димитрий Иоаннович
(портрет из «Царского Титулярника», 1672 г.)

Осложнялось всё и тем, что жития царевича Димитрия, как такового, найти практически невозможно – все имеющиеся источники пишут лишь о его мученической кончине, да спорят о причинах смерти и прославления. Даже прижизненных портретов, и то не отыскать: портретной традиции в Московском государстве того времени не было, среди ктиторов храмов последняя семья царя не изображалась, официальное летописание после Лицевого свода не велось, так что и книжных миниатюр такой тематики, соответственно, тоже не существует (информация подтверждена доктором исторических наук, профессором Сергеем Викторовичем Алексеевым – прим. автора). Вот и как тут быть? И всё же желание по-настоящему «открыть» для себя своего святого в душе продолжало жить, и, видимо, именно оно и привело к первому чуду...

Чудо это было совсем простым: сама собой образовалась дальняя командировка, путь в которую пролегал через Москву, где между двумя видами транспорта оставалось несколько часов абсолютно свободного времени. Их и было решено потратить на посещение Архангельского собора, где и поныне хранятся мощи моего небесного покровителя – интересно же там побывать, в конце концов!

Увы, на деле храм оказался более похожим на музей, чем на действующую церковь – с множеством видеокамер, ходящими повсюду смотрителями и вездесущими табличками «руками не трогать». Проехать более 900 километров, добраться по занесённой снегом «белокаменной» до самого её центра, и... уехать ни с чем?! Такого варианта принимать никак не хотелось, и, наверное, именно тогда, в Архангельском соборе, я впервые осознанно попросил своего небесного покровителя о помощи: «Царевич Димитрий, помоги, а?! Ну ты ж понимаешь...».

И тогда произошло следующее чудо – первый же музейный смотритель, к которому я обратился с просьбой и объяснением ситуации, осмотревшись по сторонам, тихонечко прошептал мне на ухо:
– Значит так... Сейчас я отворачиваюсь, и делаю вид, что смотрю в другую сторону, а у тебя будет несколько секунд на то, чтобы протянуть руку, и прикоснуться к раке с мощами.

Вспоминая о том моменте, я до сих пор не могу сдержать чувств: это был настоящий подарок от моего небесного покровителя! С тех пор поиск исторических документов, так или иначе связанных с именем царевича, является одним из моих главных увлечений. Впрочем, как метко заметил спустя несколько лет один знакомый прихожанин: «это мы только думаем, что “открываем” для себя святых, а на самом деле это они нам сами открываются, когда приходит время».

Так кто же он такой, Димитрий Угличский? Казалось бы, обычный ребёнок. Да, сын царя Иоанна Грозного. Да, пострадал безвинно, но не за Христа, а, значит, не мученик. Почему же он тогда святой?!


Святой благоверный царевич Димитрий Угличский
(иллюстрация из «Жития», рукопись, вторая четв. XVIII в.)
[ОР РГБ Ф.178.1 №4447]

Он и вправду не мученик – это верно, и Церковь прославила его не как «страстотерпца» (хотя и величает таковым в молитвенных песнопениях), а в лике «благоверных», то есть чтит царевича не за его страдальческую смерть, а... за праведную жизнь. Да-да, вот за эту маленькую жизнь длиной всего восемь с половиной лет!

«Прежде небесного венца во образе отроча свято процвете премудростию разума, от глубокихъ вещей украшенъ, исчадию достойно должный хранитель явился сынъ царевъ», – так пишет о нём Герман Тулупов в своей «Минее» (цитируется по публикации в «Русской Исторической библиотеке», том 13 [Санкт-Петербург, 1892 г.] – прим. автора). В других источниках можно отыскать информацию о том, что маленький Димитрий ежедневно бывал на литургии в Спасо-Преображенской церкви в Угличе, где если не причащался за обедней, то обязательно вкушал от служебной Богородичной просфоры, которую ему выносил служащий в тот день священник, и лишь после этого приступал к пище, причём вкушал её всего один раз в день (cм.: А. Бычков «Повесть об убиении царевича князя Димитрия», «Чтения в императорском обществе истории и древностей российских», 1864 г., книга IV, октябрь-декабрь, отдел V – прим. автора). А ещё царевич всегда носил с собой кошелёк с копеечками, которые щедро раздавал нищим (см.: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким), «Слово в день памяти святого благоверного царевича Димитрия Угличского» – прим. автора). А ещё... А ещё...

Богобоязненность, доброта, кротость, милосердие – нет ничего удивительного в том, что современники видели в Димитрии Иоанновиче небесного Ангела, сошедшего на землю. Трагическая же кончина, обретение мощей нетленными, и благодатная помощь, которую даже до прославления святого во множестве получали притекающие ко его гробу с верой и молитвой люди, довершили и без того прочно утвердившийся образ.


Убиение царевича Димитрия
(иллюстрация из «Жития», рукопись, третья четв. XVIII в.)
[ОР РГБ Ф.178.1 №3594]

Что же до распространяемых позже сведений, будто бы смерть маленького царевича наступила не в результате злодейского убийства, а по причине приступа эпилепсии, то ещё в XIX веке архиепископ Филарет (Гумилевский) отмечал, что «в падучей болезни невозможны произвольные движения рукою, чтобы заколоть себя; если же царевич упал прямо гортанью на нож, гортань его была бы проколота, а не перерезана, как видят это теперь». Опровергают эту версию и «Разбор следственного дела об убиении Димитрия царевича», выполненный в 1907 году блестящим ученым-архивистом Иваном Степановичем Беляевым, и современные выводы медиков, уверяющих, что ещё в самом начале эпилептического припадка человек теряет сознание, и удержать в руках какие-либо предметы, а уж тем более нанести себе ими смертельные раны, он совершенно не в состоянии.

«Ну а что же с чудесами, о которых обещает поведать название статьи?», – спросите вы. Их тоже немало! В доказательство этого приведём лишь несколько выдержек из рукописного жития царевича, хранящегося в архивном фонде Российской Государственной Библиотеки (ОР РГБ Ф.178.1 №3594 – прим. автора), и принадлежащего, возможно, перу самого свт. Димитрия Ростовского...

* * *


Страница из «Жития»
(рукопись, третья четв. XVIII в.)
[ОР РГБ Ф.178.1 №3594]

ЧУДЕСА СВЯТОГО ВКРАТЦЕ
(нумерация даётся по первоисточнику)

1. Положены были посреди церкви честные святого новоявленного мученика Димитрия царевича мощи, и весь народ со усердием к ним притекал, и прикасался к ним. В то же время, женщина именем Агафья, бывшая слепой глазами двадцать лет, пришла, молясь тепло, и приложилась к мощам с верой, и тотчас прозрела. Это чудо не только народ, но и сам царь Василий видел, и все уверились в святости мученика, и прославили Бога. С того дня и начали, как от источника, от гроба мученика проистекать исцеления.

4. Некий человек именем Аверкий, глазами не видевший пятнадцать лет, пришел в соборную церковь, и, будучи не в состоянии дойти до гроба мученика из-за тесноты и стоящего там многого народа, издалека молился Богу, и, призвав святого царевича Димитрия, в тот же момент получил исцеление, и, начав видеть всё ясно, воздал благодарение Христу и святому Христову страстотерпцу.

5. Черноризица (монахиня – прим. автора) Аполлинария, имевшая на ногах исходившие сильным гноем язвы, и терпящая от них нестерпимые муки, пришла ко гробу мученика, помолилась со усердием, и перестала её мучить боль в ногах её, а по малом времени зажили и язвы.

6. Некто Григорий, [...] сильно мучимый нечистым духом, был приведён родственниками ко гробу святого мученика, и молитвами его освободился от бесовского мучения, уйдя в дом свой здоровым.

10. Женщина именем Антонида, из Галицкого уезда, болела глазной болезнью двадцать лет, придя же ко гробу святого царевича Димитрия исцелилась.

17. Девица именем Анна, из дома иерея Василия, церкви св. Георгия, хрома была на одну ногу от своего рождения, и у гроба святого исцелилась.


Страница из «Жития»
(рукопись, третья четв. XVIII в.)
[ОР РГБ Ф.178.1 №3594]

21. Симеон Стефанов, сторож Вознесенского монастыря, был расслаблен полтора года. Возникло же у него желание побывать у гроба святого царевича Димитрия, и, понуждая себя дойти до гроба, претерпев с благодарением тесноту и «топтания ножная» от народа, решил остаться на всенощном пении у гроба святого. Слегка же задремав, увидел он во сне пришедшего к нему юного отрока в светлых одеждах, и говорящего ему со строгостью: «проснись! что ты здесь спишь?». Он же, воспрянув от сна, исполнился ужаса, но, ощутив себя здоровым, припал к честным мощам страстотерпца, воздавая благодарение за полученное исцеление.

22. Некая женщина именем Мавра, восемь лет была глухой, и получила слух [по молитвам] у гроба святого царевича Димитрия.

24. Человек бесноватый именем Ануфрий, десять лет страдавший от духа нечистого, молился у гроба святого страстотерпца царевича Димитрия, и получил исцеление.

33. Девица именем Ксения была смущаема страхованиями от невидимого врага, и та исцелилась.

* * *

Невероятные исцеления телесных недугов, прозрение слепых, избавление от бесовских козней одержимых нечистым духом... Только один этот перечень совершённых по ходатайству святого чудес, именуемый в житии словом «краткий», насчитывает более пятидесяти разнообразных свидетельств! Продолжаются эти чудеса и по сей день, ну а главным чудом благоверного царевича Димитрия в своей жизни, я, без сомнения, считаю тот факт, что теперь у меня нет ни малейших сомнений в святости этого дивного отрока, по молитвам которого я и сам многократно получал и помощь, и утешение.

Святый благоверный царевичу княже Димитрие, моли Бога о нас!

Дмитрий Булычев


Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!