Мирослав Бакулин: «Отец Фома»

Некий брат жаловался отцу Фоме, что с приходом в Церковь все его друзья разделились на тех, кто принял его христианство и кто не принял. Поэтому с некоторыми пришлось расстаться. Правда появились новые, церковные друзья.

Отец Фома весьма посетовал, качая головой:
— Бог отдаляет человека от греха, а не от ближнего.
— Батюшка, а что делать, чтобы не расставаться со старыми друзьями, не церковными?
— Начни с милостыни. Это очень хороший прием.
— А если просят на выпивку или просто в наглую пользуются чужой добротой?
— Я же говорю, голубь мой, что милостыня не думает, на что она дает, она безответственна и не различает людей на хороших и плохих. А отсюда ты научишься и прощать. Прощение, оно ведь тоже безрассудно. Хотя... — отец Фома тяжело вздохнул, — Здесь важно, чтобы тот, которого прощают, мог это принять. Пожалуй, самый непростительный грех — это грех против прощения.

* * *

Отец Фома имел сказать:
— Все простит Бог, кроме безрадостности, которая состоит в нежелании помнить про то, что Бог сотворил мир и спас его. Вот у меня, братия, ум верит и радуется вере и согласен с верой, но сердце мое далеко от этого отстоит, оно в союзе с плотью. А плоть озлобилась на меня желаниями и болезнями. Раньше я по молодости насильно тащил ее ко греху, теперь она по привычке тащит меня туда же. И что остается — страдание. Вы, конечно недовольны, что я часто стою "кислый" на исповеди и не говорю вам ободряющих слов. Их иногда просто нет. Простите меня. Человек хочет быть любим и потому страдает, а разрешение проблемы в том, чтобы полюбить. Любить тяжело. Да и страдающих все не очень любят. Мiр сей ненавидит страдания и если бы мог, уничтожил бы все страждущих, больных, увечных... Чтобы не страдать, нужно просто осознать ненужность силы, славы, правоты, самоутверждения и самокопания, авторитета, власти, ловкого умения управляться с делами, всего того, что нужно только там, где нет истины и потому не нужно Богу. Давайте будем проводить этот Великий пост под лозунгом: "Никаких подвигов!"

* * *

Спрашивал я у отца Фомы как научиться молитве. Он начал издалека:
— Ты маловер, соответственно трус. У всякого труса богатое воображение, ему рисуются напасти, лишения и ужасы, которые по его мнению могут случиться с ним. То есть он не доверяет Богу и потому боится. Плачущий о своих грехах ничего не боится, а трус запросто может свести себя с ума. Трусость и обидчивость первые признаки гордыни. Нет, конечно, горделивые тоже нужны среди христиан, Бог их оставляет, чтобы другие от них учились не возноситься. Какой вывод? Недоверие Богу — трусость. Поэтому ты, голуба моя, не ленись ночью приходить на молитву в те места, где ты боишься быть: на кладбище, на крышу... Ты же высоты боишься? Ну вот. В общем где тебе страшно.

Как святой Антоний, он в пустыню-то ушел, там днем тепло солнышко светит, хорошо. А ночью стали вокруг его костра звери бегать, рычать. Он со страху-то всю ночь и промолился. Так и молиться научился. И ты учись.

* * *

— Отец Фома, у меня никогда не хватает времени, можно ли читать правило Серафима Саровского?
— Вы что, с ума сошли? Он же это правило предлагал безграмотным. А вы что читать не умеете?
— А можно правило выслушивать в проигрывателе?
— Можно, только тогда спасется проигрыватель.
— А я читаю только то, что помню наизусть. Можно так?
— Слушайте, да какая разница как вы молитесь поутру. Главное вот что: встал, поставил себя перед Богом и пошел день. Задача утреннего правила — поставить себя перед Богом. Как правило начинается? «Восстав от сна, прежде всякого другого дела, стань благоговейно, представляя себя пред Всевидящим Богом, и, совершая крестное знамение, произнеси». Это что значит? Что нужно сначала исповедаться в каком состоянии встал, а потом уже начинать молиться. И даже когда мы начинаем молиться, мы не сразу согреваемся сердцем. Сначала предначинательные молитвы, которые ставят твою душу в такую препозицию, чтобы ты знал, что перед тобой Бог и вот — ты. Кто — Бог, и кто — ты. И потом начинается это сердечное согревание, когда сердце начинает взгреваться от тех смыслов, которые проходят через твой ум. Оно взгревается к Господу. Поэтому это правило сколько-то длится. Там, только где-то внутри 50-го псалма начинаете согреваться, а там уже с теплым сердцем чешите до конца не останавливаясь. Если не можете остановиться, молитесь дальше. Паисий Святогорец однажды, согревшись сердцем, молился несколько часов. А потом захотел препоясаться, чтобы продолжить молитву. Только отошел в сторону и тут же упал на пол. Бог ему показал, что значит, когда в человеке молится Дух Святой, и что значат силы самого человека. Вам всем, конечно, нужно на работу идти, поэтому просыпайтесь так, чтобы у вас нашлось время для Бога. Чувствуете, что вот сегодня молиться невыносимо трудно, говорите: "Господи, молись во мне Сам". Согреетесь, встанете перед Богом, и идите в день.

* * *

Отец Фома имел сказать:
— Братия, посмотрите как прекрасно Христианство, как прекрасна наша Церковь. Но чем съедается Церковь? Она съедается Вашим благочестием. Зачем вы сводите грех к морали? Грех — это прежде всего неверность по отношению к Богу. Мы же все хотим стать святыми. Не удивляйтесь, это не недоступно. Святой это не тот, который чего-то достиг, этот тот, кто ищет быть с Богом. Про святого не скажешь, что он был порядочным человеком, потому что святой не ищет порядочности, а единства с Богом. И потом все святые скучны, всегда известно что они сделают. Вы вот тоже верите в скучнейшую глупость, что спасение — это отказ пить, курить, материться и блудить. Но спасение — это взыскание Бога и постоянное желание быть с Ним.

* * *

Отец Фома имел сказать:
— Родные мои, что же мы живем, не замечая жизни? Мешаем друг другу быть хорошими. Вот всегда можно объяснить, почему человек не прав, но никогда невозможно объяснить, почему человек счастлив. Мы все умные, страшно умные. А Божий мир, входя в нашу душу, разрушает нашу умность, делает нас глуповатыми о Боге. Глупыми о отношению к главному, и оставляет умными по отношению к не главному. Вот сейчас пост... Поститесь и разумом и эмоциями тоже. Потому что разум и эмоции иногда очень мешают. Мешают в чем? В том, что СЕЙЧАС являет вечность. Учитесь видеть и слышать. Надо быть открытым, готовым к новизне. Не ждите, что за углом вас ждет знакомый переулок. Может быть вас там ждет Бог.

Блог Мирослава Бакулина


Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!