Игумен Валериан (Головченко): «Короче, всё впустую…», или Зачем живет священник?

Раздел: О главном

— Ради чего стоит жить, а ради чего умереть? И живем и умираем — ради Бога и ближних. Причем ближние — это не какие-то далекие папуасы, а, в первую очередь, твое ближайшее окружение. В конечном итоге, получить великую радость в Боге невозможно, если не научишься радоваться здесь и сейчас простым мелочам.

Радоваться отблеску солнышка в утренней росе…

Как-то я спросил духовника: как относиться к тому, что мне доставляет удовольствие возня с «клеиньем танчиков», жесть успешной обороны в страйке, чаепитие с друзьями всю ночь, обед у родителей. Порой восторг вызывает даже покупка баночки правильной краски для моделей…

И он ответил, что Господь неслучайно посылает нам эти маленькие радости-утешения — чтобы мы научились быть счастливыми в великом. Прежде чем учиться «радоваться Свету Фаворскому», нужно научиться радоваться хотя бы отблеску солнышка в утренней росе.

Святость – это стремление не попасть в ад

— Счастье — это понятно. Но как примириться с тем, что твоя прожитая жизнь (и даже добровольная героическая смерть) в конечном итоге не привнесла ничего в течение жизни? Короче, все впустую...

— Кстати, я оцениваю свою жизнь абсолютно аналогичным образом. Мне уже 46. Я — никто, и звать меня никак. Я не смог стать ни хорошим монахом, ни достойным священником. Я не сделал практически ничего. Не разделил свою любовь с любимой, не вырастил детей, не просветил народы, не построил храм. Вообще ничего! По сути — прожил абсолютно зря.

Чьи-то симпатии за участие в их судьбе, как правило, забываются через полгода-год полностью. Тают, как утренний туман. Я уже не живу — доживаю по накатанной колее. Впереди — лишь старость и неизбежно вытекающие из этого проблемы со здоровьем. Искренне надеюсь не дожить до немощи и маразма.

Хорошо еще, что меня успели предупредить о том, что даже святые подвижники оценивали свою прожитую жизнь приблизительно так же. Это только и утешает временами.

Конечно, о собственной святости я и не помышляю. Только вот помнить нужно, что святость – это не попадание в святцы, в церковный календарь. Святость – это стремление не попасть в ад! И к такой святости должны всю жизнь стремиться все и каждый.

 Остается лишь одно — упование на милосердие Божие. Может ради пробуждения этого упования и была мне нужна моя жизнь?

Насколько нам нужна Его жертва?

— А если ставить вопрос не о том, как примириться с собой самим — мы ведь сейчас оцениваем свою жизнь с человеческих позиций, а о том, как примириться с Богом? Может, для Него достаточно и наших жалких потуг? Если переключиться с себя, любимого, на Кого-то большего?

— Он — наш Господь. Господин, Владыка, Хозяин. Попробуй довериться Его любви. Важно ведь не только научиться любить самой, но и воспринимать чью-то любовь.

Кстати, в межчеловеческих отношениях аналогично.

— Воспринимать, к сожалению, мы можем только через призму нашей личности. Очень неполноценной личности.

— Здесь для понимания Божьей любви, думаю, уместно будет воспользоваться аналогией с любовью человеческой, земной.

Когда ты влюблена в кого-то, всё понятно. Тебе или отвечают в какой-то мере взаимностью или нет. Ты пытаешься как-то улучшить существующий расклад.

А когда влюблены в тебя? Притом, что влюбленного ты знаешь достаточно поверхностно. Его действия и проявления этой любви порой тебе непонятные или даже пугающие. Ты не знаешь, что с этим делать, как к этому относиться.

Ты понимаешь, что он готов на любую жертву ради тебя. Но сомневаешься в нужности тебе этой жертвы. Ты пытаешься убежать — он не подходит близко, но и не упускает тебя из виду. Ты пробуешь спрятаться в домике — он терпеливо подолгу ждет у дверей.

— Ну, тогда это возбуждает во мне, скорее всего, чувство вины. Или даже страха — я чувствую ответственность за то, что он может принести ненужную мне жертву...

— Ну вот аналогия и сработала! И истоки чувства вины перед Богом. И страха. И ответственности за то, принимаешь ли ты жертвенность Его любви. И размышлений над тем, насколько тебе вообще нужна Его жертва и отношения с Ним. И мысли о том, насколько ты Его знаешь, стремишься ли узнать лучше. И насколько Он вообще авторитетен для тебя лично.

Через полгода даже не вспомнят, что именно я им это сказал…

— Спасибо, батюшка! И еще... Чтобы вы не думали, что ваша жизнь прошла впустую: отец Андрей Кураев говорил, что если хоть один человек после всех его гигабайт лекций стал ближе к Богу, то труды его, о.Андрея, не напрасны. У Вас есть дар — дар слова (для меня лично, не знаю как для других). И Ваше участие в моей жизни - просто проповеди на вашем сайте, - оставляет след. После них хочется молиться, то есть, разговаривать с Богом. Вот так...

— В конечном итоге наши труды и потуги оценит Бог. Я уже говорил выше о том, что через полгода даже не вспомнят о том, что именно я, игумен Валериан, им это сказал. Это меня не смущает нисколько — «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей» (Пс. 113:9).

А как быть с теми, которых я сделал дальше от Бога, соблазнил чем-либо?
Ежедневная просьба: «Спаси, Господи, и помилуй их же аз безумием моим соблазнил и от пути спасительного отвратил. И не остави их погибнути мене ради, грешнаго», — только и оставляет надежду.