Сергей Худиев: Не обязательно верить в Бога, чтобы быть хорошим человеком?

Раздел: О главном

«Не обязательно верить в Бога, чтобы быть хорошим человеком. В некотором виде, традициональная идея Бога уже устарела. Человек может быть духовным и в тоже самое время не быть религиозным. Не обязательно ходить в церковь и оставлять там свои деньги. Для многих природа может быть церковью. Некоторые из лучших людей в истории вообще не верили в Бога, в то самое время пока верующие делали наихудшее, что может сделать человек» - изображение с такой цитатой, авторство которой приписывают Папе Римскому Франциску, сейчас активно распространяется в социальных сетях. Цитата эта подложная - Папа Римский такого не говорил, но гораздо интереснее здесь другое – почему же людям она так нравится? Давайте попробуем разобраться...

Любая реально существующая религиозная традиция имеет определенные требования к своим адептам.

Более того, любой курс обучения чему бы то ни было – искусству рисования, иностранным языкам, прыжкам в длину, ориентирования на местности – требует определенной дисциплины и усилий. Писать бесконечные упражнения по грамматике чужого языка – крайне нудное и утомительное дело. Как и поднимать железо в спортзале. Как и отрабатывать движения карандашом.

Любой рост требует усилий. Даже не совершенство, а любое улучшение приходит в результате решимости, упорства, готовности принимать наставления тех, кто опытнее в этом деле. Он также требует готовности преодолевать усталость, разочарование и недовольство, которое является неизбежной частью процесса.

Если Вам скажут, что Вы можете прекрасно понимать иностранный язык, не мучаясь с учебой, быть атлетом, не изнуряя себя тренировками, или быть высокооплачиваемым специалистом, не утруждая себя профессиональной подготовкой, Вы просто посмеетесь. Так не бывает.

В то же время множество народа верит, что самое важное человеческое дело – быть хорошим человеком – может обойтись безо всяких усилий. Быть хорошим пловцом – нужны месяцы, даже годы изнурительных тренировок. А вот быть хорошим человеком – это проще пареной репы.

Величайшие умы человечества изнуряли себя вопросом: что значит быть хорошим человеком? Что есть подлинное благо? Как его достичь? Философы и религиозные искатели полагали жизнь на то, чтобы как-то понять это. Аскеты изнуряли себя голодом и медитировали под деревьями, мудрецы рассуждали, подвижники бросали все и круто переменяли свою жизнь, законники составляли сложные правила – и все эти сверхусилия были направлены как раз на то, чтобы быть хорошими людьми. Или хотя бы умереть, пытаясь.

И тут открывается, что все эти поиски были совершенно не нужны – не нужно утруждать себя хоть чем-то. Мы и так хорошие. Величайший поиск в истории человечества – поиск праведности, объявляется оконченным на том, что и искать-то ничего не надо. С нами и так все в порядке.

Но если с нами все и так в порядке, кто произвел весь этот чудовищный беспорядок, который мы видим в каждом выпуске новостей? Какие-то другие, плохие люди? Парадокс в том, что наша уверенность в том, что это какие-то другие плохие люди, взаимна – другие люди считают плохими нас.

В чем же разница между искусством, скажем, игры на скрипке и искусством быть хорошим человеком? В том, что поддерживать в себе уверенность в том, что я великолепный скрипач, трудно. Это возможно только до тех пор, пока у меня в руках не окажется скрипка. А быть уверенным в том, что я – хороший человек, очень легко. Мы упражняемся в этом с самого детства и достигли большого искусства.

Большинство бандитов уверены в том, что они – хорошие люди. В этом же уверены – у нас есть их слова об этом – самые страшные злодеи в истории: Гиммлер, Пол Пот и другие подобные им деятели.

Парадокс нашей природы состоит в том, что плохие люди уверены в своей хорошести; хорошие люди склонны переживать из-за своих проступков. Самые страшные вещи делаются людьми, которые уверены, что уж они-то – точно хорошие. Не допускайте сомнений в своей хорошести – и вы окажетесь на короткой дороге в ад.

Почему же люди захотели вложить эту цитату в уста Папы, и почему ее цитируют с таким одобрением? Да потому, что мы все хотим услышать проповедь самодовольства – а это она!

Позвольте привести пример...
Некоторое время назад, очарованный готической магией немецкого языка, я предпринял попытку его выучить. Поразительный язык. (Только сравните это неотразимое «du sollst» с вялым английским «you should» или почти извиняющимся на этом фоне нашим «ты должен»!). Но у немецкого языка (внезапно!) оказалась грамматика и даже падежи. Я не осилил. Какое-то время после этого немецкий был мне глубоко неприятен – он напоминал мне о моем провале. Он указывал мне на то, что я не слишком собранный и усердный человек.

Нам не нравится быть провалившимися. И особенно нам не нравится быть провалившимися в самом важном деле, которое у нас есть – быть хорошими людьми. Поэтому мы готовы с восторгом принять проповедь того, что мы, в общем-то, и не провалились. Мы и так хорошие. Но проповедь эта – ложная. Опыт святых – и даже опыт людей за пределами Церкви, которые всерьез старались быть хорошими, – показывает, что это требует усилий. А усилия начинаются с осознания того, что мы – не хороши.

Обучение игре на скрипке начинается с признания, что я не умею играть на скрипке. (Думаю, что можно сказать «не знаю, не пробовал» – это будет несколько более щадящий вариант для самолюбия). Точно так же путь к тому, чтобы быть хорошими людьми, начинается с осознания того, что мы не хороши. У нас большие проблемы с хорошестью. Мы точно их обнаружим, если всерьез постараемся быть хорошими.

Если я хочу научиться играть на скрипке, мне следует обратиться к скрипачам. Если я хочу научиться быть хорошим, мне следует обратиться к единственному полностью Хорошему Человеку – Господу нашему Иисусу Христу. И к тем, кто старался Ему подражать и достиг в этом определенного успеха – к святым.

Поверить в Бога и войти в Церковь – да, это пугающий момент. В Церкви – "ближние", а я их не люблю. Что же, это придется признать – я не люблю Церковь потому, что я не являюсь любящим человеком. С этого признания начинается духовный рост – "да, я нехорош, и хочу измениться". Это непосильный труд и только нашими усилиями – не решаемая задача. Но Христос для того и создал Церковь, чтобы помочь нам в этом.

Православие и мир